?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Из Альманаха «Генеалогия». – 2010. – Вып. 13. – С. 131-146.:

Для изучения истории Руси важно учитывать весь спектр существующих источников. К каждому письменному источнику нужно критически относится, и обязательно учитывать мировоззрение писавшего этот источник, а также традиции, которые были приняты в определенную эпоху, в определенном месте. Это нужно учитывать и в исследовании польских хроник, которые писались, в основном, священнослужителями. Что обусловливало общее направление историописания.

В отношении польских источников продолжается исследовательская работа, но не все еще вопросы до конца решены. Польские хроники представляют интерес для изучения истории Руси, так как в них содержатся данные, которые дополняют отечественные источники.
 

1) Первые известия о Руси и ее правителях в ранних польских хрониках

Среди польских хронистов не так много тех, которые пытались полно раскрыть историю Руси, хотя бы в контексте польской истории. К немногим можно отнести Яна Длугоша и Матвея Стрыйковского. В основном Русь в польских хрониках упоминается в тех случаях, когда описываются взаимоотношения между поляками и руссами, как это видим у Мартина Галла [2, С. 47-50, и сл.], или делаются пояснения общего плана, например, у Мартина Кромера, в связи с христианизацией Польши при Мешко I [4, С. 92-108], он упоминает ряд стран, которые приняли христианскую веру, в частности, введение христианства на Руси Владимиром Великим [4, С. 96-98].

Перед польскими хронистами стояла задача в первую очередь ознакомить польский народ с их историей. Самым ранним польским источником является «Хроника» Мартина Галла (более известного как Галл Аноним, хронист начала XII в.). В его хронике сведения о Руси находятся всего лишь в трех главах первой книги – VII, X и XXIII. Две первые главы (VII и X) завязаны на войне Болеслава Храброго с Ярославом Мудрым в 1018 г. [2, С. 47-50, 52-53]. В хронике указывается (VII глава), что причиной этой войны являлся отказ Ярослава выдать свою сестру за Болеслава. Во время своего пребывания на Руси польский князь взял Киев, а затем пленил сестру русского правителя и сделал ее наложницей. Далее польское войско находилось десять месяцев на Руси, после чего возвратилось домой, но во время возвращения разгромили русскую армию на р. Буг. В X главе снова рассказываются те же события на р. Буг, что и в предыдущей главе.

Эти события описываются с позиций возвеличивания победы Болеслава Храброго над Русью. Нет, как и в последующих хрониках (Кадлубка, «Великой хроники»), упоминания действительной причины, побудившей пойти войной на Русь (поддержка своего родственника Святополка в борьбе с Ярославом Мудрым за власть на Руси). Также нет упоминания о бегстве Болеслава и его войск из Киева. Согласно «Повести временных лет», киевляне, после того как Святополк приказал им бить поляков, изгнали их из города [12, С. 62; 13, С. 83].

В XXIII главе описываются события 1069 г. – война Болеслава Смелого с Русью [2, С. 69]. Мартин Галл пытался также возвеличить Болеслава Смелого, как ранее Болеслава Храброго. Но, согласно «Повести временных лет», каких-либо конфликтных ситуаций между Польшей и Русью в это время не было [12, С. 75; 13, С. 106].

И как бы не были скудны эти известия и субъективны в отношении Руси, все-таки и эти данные могут быть ценным источником по истории Руси. Так как приводятся некоторые факты из реальных событий 1018 г. – пленение сестры Ярослава, поражение русского князя на р. Буг, и т.д.

Следующим по хронологии выступает «История Польши» Винцентия Кадлубка (хронист начала XIII в.). Сведения про Русь Кадлубка можно разделить на три группы:

1) взятые из хроники Мартина Галла до начала XII в.;

2) устные пересказы и письменные источники середины XII в.;

3) информация самого хрониста о событиях 80-90-х гг. XII в. [22, С. 28].

Именно вторая и третья группа является более всего информативно полезной по истории Руси.

Первое упоминание Руси в этой хронике связано с теми же событиями 1018 г. [7, С. 31-33], так как хронист опирался на данные Мартина Галла. Но, по сравнению с Мартином Галлом, Кадлубек краток в описании этой войны (как, впрочем, и по событиям 1069 г.).

У ранних польских хронистов нет упоминания имени правителя Руси, Мартин Галл называет его королем Руси, а Кадлубек - царем Руси. Видимо имя Ярослава Мудрого, как и его потомков, не было запечатлено в тех источниках, которыми хронисты пользовались. Не были еще доступны им древнерусские летописи, с которыми могли бы свериться (эта возможность появилась намного позже).

Если прежде в хрониках прослеживалось стремление объединить польские племена в единую польскую державу [24, С. 159-164]. Это следствие тех драматических событий, которые испытала Польша – короткий период безкоролевья, отделение Поморья и Мазовии, вассальная зависимость от Священной Римской Империи, и т.д. То в «Великой хронике» (либо по-другому «Хроника Великопольская», XIV в.) это объединение носит общеславянский характер. В хронике приводится легенда, согласно которой некоторые этнические названия славянских племен (поляков, русских и чехов) выступают как эпонимы – Лех, Рус и Чех, и являются сыновьями некоего Пана, от которого якобы и носит название Паннония – легендарная прародина славян [8, С. 52]. Это связано с идеологическим обоснованием происхождения полян (а с ними и руссов) от поляков. Впоследствии Длугош подвергал сомнению это родство, считая Руса потомком Леха, а не братом [1, С. 24].

«Великая хроника» основывается на многих польских источниках, предшествующих ей. В связи с чем, приводятся те же данные о войне Болеслава Храброго с Русью в 1018 г. [8, С. 67-68]. Взятые, по-видимому, у Кадлубка, и также имеющие краткую информацию. Ценность этого источника заключается именно в той информации о событиях, свидетелем которых был хронист, а также обширность использованных польских источников.

Исследователями польских хроник отмечается тенденциозность по отношению к Руси. Сформировалась традиция освещать историю Руси в непроглядном виде, начало которому дал в XII в. Мартин Галл. Впоследствии этой традиции придерживались Кадлубек, Длугош и другие польские хронисты [19, С. 87; 21, С. 1-3, 8, и сл.; 35, С. 154-165]. Кроме этого, польские хронисты выступали с национальной и государственной позиции, особенно это мы видим в «Истории Польши» Яна Длугоша [23, С. 76].

Comments

( 3 комментария — Оставить комментарий )
sharkod
3 май, 2010 18:21 (UTC)
Я где то читал, что Польша впервые в летописях упоминается примерно на 100 лет позже чем Киевская Русь
georgewladlukas
3 май, 2010 18:56 (UTC)
В ПВЛ есть упоминание ляхов и правителей их - Болеслава Храброго, Болеслава Смелого и др. Как я понимаю, под летописями подразумеваются древнерусские летописи (в частности, ПВЛ, НПЛ и др.)?
В ранних летописях нет упоминания (названия) Польши как государства, также нет и государства Киевская Русь (есть русы, Руська земля и т.д.).
livejournal
13 май, 2013 18:36 (UTC)
Ищем древний Киев
Пользователь ss69100 сослался на вашу запись в записи «Ищем древний Киев» в контексте: [...] повторяет армянскую легенду. . Историки соседней славянской страны. Исследователями польских хроник [...]
( 3 комментария — Оставить комментарий )

Latest Month

Май 2013
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031